Хроники Вернуться к раздел »

31 марта 1992

В Российской Федерации подписан Федеративный договор

Идея заключения Федеративного договора возникла еще в период подготовки нового Союзного договора как способ сдержать рост «парада суверенитетов» российских автономий, спровоцированного политикой союзного центра в борьбе с руководством России. Согласно плану союзных властей предполагалось, что автономные республики будут подписывать новый Союзный договор наравне с республиками СССР. Это грозило распадом России. В ходе Ново-Огаревского процесса Б.Н.Ельцину удалось добиться решения, согласно которому республики в составе РСФСР будут подписывать Союзный договор в рамках единой российской делегации.

Политической ценой этой уступки стало согласие российских властей удовлетворить претензии автономий на подписание Федеративного договора, который представлялся региональным элитам чем-то вроде внутрироссийского подобия нового Союзного договора. По логике эти договоренности должны были утратить свою актуальность после распада СССР. Однако центробежные тенденции в российских автономиях не только не прекратились, но и на волне популизма и национализма набрали огромную силу. В условиях углубляющегося социально-экономического и конституционного кризиса сепаратистские устремления национальных республик и ряда российских регионов стали всерьез угрожать целостности России. Поэтому российским руководством было принято решение вернуться к идее заключения Федеративного договора как политико-правовому инструменту сохранения государственного единства.

Как известно, единого акта под названием «Федеративный договор» не существует. На практике он представляет собой три разных документа, которые были разработаны, исходя из положений действующей тогда Конституции РСФСР 1978 г., предполагающей наличие нескольких «уровней» статуса территориальных образований. Все эти документы назывались Договорами о разграничении предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти, соответственно, трех групп субъектов: суверенных республик в составе Российской Федерации; краев, областей, городов Москвы и Санкт-Петербурга Российской Федерации; автономной области, автономных округов в составе Российской Федерации.

Сумма прав и обязанностей соответствующих субъектов федерации, закрепленная в этих документах, была различной. Например, в договорах с национальными республиками был использован термин «суверенитет» - понятие крайне неоднозначное и довольно лукавое. Более того, в начале 1990-х годов многие региональные элиты восприняли Федеративный договор как аналог Союзного договора – некоего соглашения о «переучреждении» России на новых условиях независимыми суверенными субъектами. Такая позиция была политически опасной, чревата эскалацией конфликтов центра и регионов и грозила распадом страны.

Как показало последующее развитие событий, ситуацию спасло лишь то обстоятельство, что с юридической точки зрения Федеративный договор не носил учредительного характера. Он не был моделью нового государства и не учреждал новую федерацию, а лишь разграничивал полномочия между центром и регионами. Важно, что российскому руководству удалось не допустить включения в Федеративный договор положений, касающихся основ государственного строя или декларирующих права и свободы человека и гражданина, что приближало бы этот документ к статусу конституционного акта. Но даже таким «техническим», по сути, договором о разграничении предметов ведения и полномочий некоторые национальные республики пытались воспользоваться для того, чтобы заявить о своих претензиях на особый статус в составе Российской Федерации.

Подписанный 31 марта 1992 года Федеративный договор был включен 10 апреля 1992 г. в Конституцию РСФСР 1978 года в качестве составной части. Однако процессы распада имели большую инерцию – Татарстан и Чеченская Республика отказались подписать Федеративный договор, что впоследствии привело к серьезным политическим проблемам, а в случае с Чеченской Республикой – к трагическому развитию событий.

Наверх